Шоковое собеседование

Председатель совета директоров известного российского банка устраивает стрессовые проверки всем кандидатам на руководящие должности. После вопроса на финансовую тему он может спросить, есть ли у человека любовница.

Другой излюбленный прием банкира — попросить кандидата принести ему чашку чая. Тот, кто отказывается или взрывается, не проходит собеседование. «На руководящих постах я не хочу видеть чистоплюев, которые сами не могут отправить факс», — объясняет свое поведение банкир.
Собеседование само по себе стресс, не говоря уже о случаях, когда интервьюер нарочно пытается вывести человека из себя. По мнению некоторых топ-менеджеров и рекрутеров, стресс-тест помогает выявить недостатки человека и белые пятна его биографии.

Стрессовое интервью — метод, предложенный рекрутером из Нью-Йорка для подбора руководителей. Он считал, что собеседование, построенное на серии оскорбительных вопросов, помогает раскрыть истинную сущность человека.
Российские специалисты понимают стрессовое интервью более общо: это и ролевые игры (когда моделируется гипотетическая конфликтная ситуация и предлагается найти выход из нее) , и провоцирующие вопросы, и всевозможные проверочные ситуации.
Например, интервью проводят в ресторане, чтобы понять, как человек относится к алкоголю, какие блюда заказывает. Если он много пьет и много говорит, он явно не подходит для работы, связанной с конфиденциальной информацией.

Менеджер по персоналу компании Hewlett-Packard Борис Крылов рассказал, что с помощью стрессового интервью не раз выявлял у претендентов на высокие посты качества, не приемлемые для успешного руководителя. В его практике был случай, когда Крылов вычеркнул из списка кандидатов человека, у которого обнаружил болезненное самолюбие и неадекватную реакцию на критику. Крылову удалось это сделать с помощью неожиданно заданного вопроса: «Какой вклад вы внесли в развал своей компании? » В ответ собеседник, топ-менеджер этой компании, стал эмоционально рассказывать, что не имеет к ее развалу никакого отношения, и рассуждать о своих заслугах.

Вообще, Крылов любит задавать кандидатам неожиданные вопросы. Например, спрашивает, когда человек последний раз был на работе, а затем просит по часам описать, что он делал. «Эта методика хорошо выявляет людей, которые что-то недоговаривают о своем прежнем опыте работы», — считает Крылов.
Создать дискомфортную атмосферу на интервью можно разными способами: например, направить человеку в лицо лампу, пригласить трех-четырех топ-менеджеров компании, которые будут задавать вопросы по кругу.
«Некоторые руководители специально опаздывают на интервью на час, проверяя реакцию человека», — рассказал Михаил Богданов, директор компании «БЛМ-консорт». Другие очень мило разговаривают и предлагают кандидату закурить, а потом заявляют, что курящие в их компании не работают.
«Я не одобряю подобных уловок, — говорит Михаил Богданов, — почему бы прямо не спросить, курит человек или нет». По его мнению, чтобы человек раскрылся, надо, наоборот, создать доверительную атмосферу.
Однажды кандидат, которого уже хотели брать на работу в компанию «БЛМ-консорт», на третьем интервью так разоткровенничался, что поведал о своей заветной мечте: торговать обезьянами, начал увлеченно говорить о породах приматов и ценах на них, рассказал Богданов.

Зачастую стрессом испытывают крупных руководителей и сотрудников клиентских служб. Для этого воссоздается ситуация конфликта или цейтнота, рассказала генеральный директор консалтинговой компании HR Partners Галина Мельникова.
На одном из интервью с кандидатом на должность менеджера по работе с клиентами она предлагала представить, что один клиент звонит по телефону, другой стоит рядом, а проходящий мимо начальник кидает на стол документы для срочной работы. «В какой последовательности вы будете решать эти вопросы? » — спрашивала Мельникова. Эта методика помогает быстро понять, адекватно ли человек реагирует на стресс. «Мне понравилось решение, предложенное одним кандидатом: он сказал, что звонок переадресует коллеге, на бумагу начальника даже не посмотрит, а сначала обслужит клиента, который стоит перед ним», — вспоминает Мельникова.

Когда нужно найти эмоционально устойчивого специалиста, некоторые боссы прибегают к откровенно шоковым методикам. Менеджер, претендующий на должность зампреда правления банка, беседовал с двумя руководителями. Во время мирной беседы один из интервьюеров неожиданно схватил стакан и плеснул ему в лицо водой. Это была проверка на стрессоустойчивость: в правлении банка работали очень импульсивные люди и требовалось найти менеджера им под стать.

По мнению Галины Мельниковой, зачастую обычное интервью в исполнении многих российских топ-менеджеров становится стресс-тестом. «Часто они не знают, о чем спрашивать, задают некорректные вопросы о личной жизни или сами подолгу разглагольствуют на отвлеченные темы», — сетует она. Даже во время беседы с кандидатами на высокую должность интервьюеры постоянно отвлекаются на телефонные звонки, могут в присутствии кандидата грубо накричать на подчиненного. Правда, не все делают это с целью оказать психологическое давление на нового человека, выходит просто само собой.
Стрессовые методики нужны для того, чтобы выявить неточности, недоговоренности, распознать ложь в словах кандидата, считают специалисты. Однако стоит сначала спросить человека, не возражает ли он против проведения стресс-теста. Имеет смысл устроить такую проверку, если человек почему-то скрывает номера телефонов своих бывших начальников, говорит о своем опыте слишком пространно. Формулировки вроде «мы сделали», «мы успешно завершили проект» свидетельствуют о том, что кандидат явно преувеличивает свою роль на прежнем месте работы. Когда нет возможности проверить эту информацию, стресс-тест — единственный способ узнать правду.

«Стрессовое интервью я применяю для экономии времени», — рассказал партнер компании «Топ Менеджмент Персонал» Сергей Трушкин.
По его мнению, оценка кандидатов при помощи методики асессмент-центра и есть стрессовое интервью. «Я проводил одновременно интервью с несколькими кандидатами с привлечением эксперта, — рассказал Трушкин, — результаты мне понравились: за 20 минут мы разобрались с тремя людьми лучше, чем если бы я потратили по 30 минут на каждого».

При неумелом использовании стрессовое интервью может только навредить. «Когда нужен хороший исполнитель — педантичный, точный, четко исполняющий свои обязанности по выстроенной технологии, например бухгалтер, кассир или программист, стрессовое интервью может отпугнуть ценных специалистов», — говорит Трушкин. Тем более что информация о жестком стиле собеседований распространяется на рынке очень быстро.

Директор по персоналу компании «НИКойл» Алла Стадник рассказала, что она предпочитает не давить на человека, когда он находится в более уязвимом положении, чем она сама. Она относит к стрессовым и любые неэтичные вопросы — о сексуальной ориентации, семейном положении и даже возрасте. В Америке такие вопросы — табу. «Мы же — в том числе и я — продолжаем их задавать на интервью», — говорит Стадник. Но вопросы вроде «не беременны ли вы сейчас» она считает дикими даже для российской бизнес-этики.

Анна Иванова, руководитель тренингового отдела Центра практической психологии и менеджмента «Новое движение» считает, что можно многое узнать о кандидате, не вгоняя его в стресс. Достаточно задать ему три вопроса: «Как вы поступаете, когда клиент предъявляет вам неоправданные претензии? «, «Что вы делали, когда руководитель необъективно оценивал вашу работу? «, «Бывали ли у вас конфликты с коллегами, и как вы их разруливали?» Очень важно, выслушивая ответы, обращать внимание не столько на то, что говорит человек, но и как, насколько он владеет своими эмоциями. «Я бы настороженно отнеслась к тому, кто утверждает, что ни с одной конфликтной ситуацией он не сталкивался», — говорит Иванова. Гораздо более ценным сотрудником будет тот, кто честно расскажет о причинах реального конфликта, опишет свои действия по его преодолению.

Share with:

FacebookTwitterGoogleVkontakteTumblrStumbleUponLinkedInRedditPinterestDiggDelicious


карьера, поиск работы, Собеседование, соискатель